Роскомнадзор против Телеграм (Юлия Латынина)

Эпическая борьба ФСБ против Телеграма, в ходе которой, кажется, не осталось ни одного сайта, который не лёг, бедный. Вообще, IP-адреса лежали штабелями налево и направо, как на поле битвы: люди не могли платить в магазинах, опаздывали на самолёты, из-за лежащей регистрации срывались сроки подачи заявок на миллионные контракты… работал один Телеграм. Такой пейзаж после битвы. Роскомнадзор напоминал Полифема, который крушит всё вокруг, кроме Одиссея, который хитроумный, избежал этого крушения.

Ещё раз повторю: борьба ФСБ против Телеграм, потому что не надо мне про Роскомнадзор — несчастное ведомство этого комичного Жарова, у которого глава правового отдела Борис Единин, пресс-секретарь Ампелонский и глава аппарата Александр Весельчаков — обвиняются в мошенничестве в особо крупном размере. Потому что когда рассказывают, что это Роскомнадзор сражается с Телеграмом – это как рассказывать, что Серебренникова посадил Мединский. Из-за чего бы ни сидел Кирилл – он там или соблазнял сына какого-то слишком близкого к генералу ФСБ или чем-нибудь расстроил отца Тихона и тот чего-нибудь наплёл Путину… но не Мединский. Мединского он не соблазнял, не польстился бы.

Вот и против Дурова, это никакой не Роскомпозор, и конечно, это никакой ни TamTam – объявился новый мессенджер от Mail.Ru, как раз в момент, когда начиналась блокировка Телеграма. Это, конечно, неприличная абсолютно пиар-кампания, но понятно, что Mail.Ru подсуетился: дорога ложка к обеду. Всё-таки я не могу сказать, что вот эта традиционная российская история про то, что кто-то заказал по коммерческим соображениям — конечно, нет, потому что, что произошло, тоже примерно понятно.

Причины блокировки

Сработали три фактора: в Телеграме переписываются чиновники, переписывается вся российская элита. Сам по себе Телеграм перешагнул уже 200-хмиллионный рубеж, руских людей там не так много — 7%. То есть этот сегмент не так важен с технической точки зрения, но он, конечно, важен для Павла Дурова с точки зрения территории свободы, потому что он сделал Телеграм именно после того, как у него отъели ВКонтакте.

Во-первых: в Телеграме переписываются чиновники, а ФСБэшники привыкли читать, что чиновники пишут, и вдруг оказалось, что это невозможно. Ну, это значит посыпалось всё представление ФСБ о своём могуществе, просто накрылось медным тазом. Как вот знаете, в воспоминаниях секретаря Сталина — Бажанова, который потом сбежал на Запад, была такая интересная деталь, что одна из первых вещей, на которой Сталин пришёл к власти, что он как раз установил у себя в кабинете коммутатор, в котором слушал все разговоры Зиновьевых и Троцких. Вот для них всегда было, что разговоры Зиновьевых и Троцких они слушают. И вот впервые с того момента, как в кабинете у Сталина стоял коммутатор, какой-то Павел Дуров сделал так, что слушать разговоры собственных Зиновьевых и Троцких нельзя.

Второе: Телеграм – это не просто мессенджер, это и СМИ, потому что существуют Телеграм-каналы. То есть существуют некие СМИ, которые абсолютно никак неподконтрольны. Вот радио «Эхо Москвы» в случае чего можно выключить, закрыть… а что сделать с Телеграм-каналом непонятно вообще.

Ну и третье: это дело принципа. Потому что фсбэшники всё время просили: «Слушай, ну ты же свой, ты же наш, ты же руский… ты же понимаешь, как в России тут всё устроено, вот с того времени, как Сталин всё прослушивал. Ну пришли, сделай ключи от шифрования…». В чём принципиальная вещь Телеграма? Не только в том, что он ключи шифрования не отдаёт, но в том, что в секретных чатах он сам не имеет этих ключей — это поступок! Вот, что чекистам как серпом по яйцам. Я даже не уверена, что они в это верят, хотя там речь идёт о математике, я не уверена, что они способны верить математике, даже когда они её видят перед собой. Ну, конечно: «Как?! Мало того, что мы не знаем, он сам не знает, о чём они там совещаются. Он, сволочь, верит в человеческую натуру и считает, что право на частную переписку – это неотъемлемое право человека, в то время, как мы считаем, что право перлюстрировать любую переписку есть неотъемлемое право ФСБ».

И я хочу вам зачитать кусочки манифеста Павла Дурова от 22 марта, это как раз Телеграм перешёл 200-миллионый рубеж, в них говорится очень важная вещь: «именно вы, наши юзеры – это наш первый приоритет. Телеграм верит в людей, мы верим, что люди – разумные существа, которые заслуживают того, чтобы им доверяли свободу делиться своими мыслями, чтобы они имели свободу частной коммуникации, чтобы они имели свободу создания инструментов для этой частной коммуникации — это философия, которая определяет всё, что мы делаем». Эта философия, как я уже сказала, абсолютно несовместима с российскими силовиками.

Роскомнадзор против Телеграм

17 апреля Роскомнадзор заблокировал 20 миллионов IP-адресов, а трафик Телеграма только вырос. На фоне новостей о начале блокировки 16 апреля, количество просмотров выросло по сравнению с предыдущим понедельником, количество скачиваний версии мессенджера для Андроид выросло вдвое, число просмотров в целом выросло на 30 миллионов, то есть на 17% больше, чем в среднем.

Понятно, почему оказалось, что это невозможно. Потому что для того, чтобы заблокировать Телеграм, надо заблокировать IP-адреса всех серверов, которые сервис использует для связи с внешним миром. А эти сервера постоянно меняются, он использует для этого 20 миллионов и больше IP-адресов, в том числе, предоставляемые Amazon и Google. При блокировке он переходит на новые сервера даже без push-уведомления.

На фоне всего этого безобразия, Роскомпозор нёс какой-то адский ад, они начали рассказывать, что блокировки других сервисов нет, что деградация Телеграм (я не знаю что такое деградация, это какой-то новый термин) после блокировки составила 30%. И в общем, как сказал Невзоров, всё, что они сделали — а потрёпанное и пробитое пулями знамя Телегрма по-прежнему развевается над фортом российского интернета.

«Фонтанка.ру» и «Znak.com» сообщили, что государственные органы власти, предприятия и банки начали массово закупать частные сети VPN, которые используются для надёжного подключения к Телеграм. Это видно просто на сайте госзакупок. Это уже Росгвардия закупает, Пенсионный фонд, «РусГидро», «Россельхозбанк» и даже МВД по Ростовской области.

Вот феерическая история, которая на настоящий момент кончилась тем, что они просто тихо забыли об отключении Телеграма и больше ничего не отключают. И, видимо, это будет у нас та замечательная новость о победе над Телеграмом, которая просто не будет иметь будущего. То есть, мне так кажется, что они просто тихо забудут о своём указе, правда соответствующий ущерб российской экономике уже был нанесён.

В общем, Давид победил Голиафа, и это прекрасно. Это одна из немногих побед, которыми свобода в России может похвастаться.


* Код доступа / Юлия Латынина // 21.04.18

***
Очередной пример патриотизма по-путински: «впервые в новейшей истории России появился продукт международного уровня, ставший визитной карточкой страны в сфере IT. Но сегодня, вполне в духе времени, Роскомнадзор начал блокировку мессенджера Telegram… на репутации страны и главное на планах многих талантливых молодых людей, мечтавших повторить успех Дурова, эта история скажется только негативно. К глубокому сожалению» [А. Роднянский]