Путин – БЕСтолковый политик

Взаимодействие с окружающим миром – бронированный кулак.

У России было два варианта действий:

1) Первый вариант по аналогии с Британским Содружеством. И большой договор 1997 года в этом стиле как раз и заключён: добрососедские отношения, уважение территориальной целостности, суверенитета, при невмешательстве во внутренние дела, невозможность угрозы силой или применения силы, и так далее. Британское Содружество построено на подчёркнутом равноправии при понятном лидерстве Британии, и оно концентрируется на культурном сотрудничестве. Канада, Австралия, Кения, англоязычные программы, льготные условия обучения в Британии, поддержка национальных языков и прочее, такой перевод взаимодействия в сферу «soft power» что называется. И вот в 1990-е годы, возможно, потому что у нас не было достаточно ресурсов, военных в том числе, Ельцин был вынужден проводить вот эту стратегию.

2) В нулевых годах сменилась внутренняя интенция в России, и Кремль стал усиливать позиции такого советского образца, позиция старшего брата, мы стали погромыхивать мускулатурой и побряцывать оружием. И в результате вместо Британского Содружества мы получаем с моей точки зрения менее эффективную и может быть даже контрпродуктивную модель, когда от нас понемножку отваливается Белоруссия, Армения, Молдавия, Грузия не понемножку, Украина. И мне кажется, это была стратегическая ошибка, потому что на самом деле не так уж много экономических и силовых ресурсов, чтобы всех их держать в капкане. Надо было договариваться, надо было действовать по-другому, в XXI веке всё-таки на коротком поводке младших братьев не водят. Британский путь выхода из империи оказался для нас утраченным, и сейчас мы пожинаем плоды вот этой «мудрой политики».

Сначала от нас отваливались со злобой страны Социалистического содружества, а потом страны, которые были бывшими республиками Советского Союза. И, в общем, друзей у нас на постсоветском пространстве всё меньше, в лучшем случае партнёры. И трудно обвинять в этом соседей, потому что уж слишком много и все одинаково действуют. Можно, конечно, говорить, что это американцы просверлили голову всем региональным руководителям, а можно просто оценить ситуацию по-другому и решить, что, наверное, всё-таки вина ложится в большей части на ту территорию, которая лежит в центре, которая формирует свою политику. Мне кажется, это была ошибка в политическом смысле.

На мой взгляд, нам нужна мягкая схема взаимодействия с окружающими территориями, общий рынок. При этом у России естественным образом формируются экономические, политические и любые другие преимущества: во-первых, большая территория; во-вторых, чёртова прорва ресурсов; в-третьих, неплохие мозги. Но мы этим преимуществом упорно не желаем пользоваться, вместо этого тычем им в рыло бронированный кулак и отпугивая таким образом. Мы могли бы их притягивать к себе, а мы наоборот.

* Дмитрий Орешкин – политолог / Эхо Москвы / 18.09.2018.

РФ повторит судьбу СССР
Патриотизм по-путински – как милитаризм