Путин – БЕСтолковый политик 2 (РПЦ)

Разрыв РПЦ и Константинополя. Раскол части РПЦ на московскую и киевскую.

Речь идёт о всемирном историческом событии — раскол восточной церкви. Вот был в XI веке раскол церкви на западную и восточную, теперь восточная церковь тоже прекращает своё существование в том виде, в котором она существовала раньше. И удивляет стремительность, с которой это произошло. Мне показалось, что это очень жёстко, жёсткое настроение, всё-таки такого масштаба событие, такого масштаба вещи, что эта готовность всё время к войне, она поражает. И эта готовность к войне с одной стороны, безусловно, является частью общего тренда, в котором находится Россия, российская политическая элита. С другой стороны, что меня заинтересовало в этом событии, если рассматривать его политически — последовательность и как бы теснота такого политического ряда, у меня вообще возникло ощущение, что основные решения синода были приняты не вчера, а за несколько дней до этого, когда состоялось заседание Совета Безопасности РФ, посвящённое проблеме взаимоотношений РПЦ с Константинопольской церковью.

А. Плющев: То есть решали не иерархи, а Патрушев?

К. Рогов: Я не знаю, у меня нет данных, чтобы сказать, да, вот… Мы что видели, – мы видели очень осторожное освещение в официальных российских СМИ этой темы до 12 октября, она как бы скорее замалчивалась, ей не придавалось значения, и существовало такое облако неизвестности. С 12 октября [Путин обсудил с Совбезом положения РПЦ на Украине] появилась полная определённость, причём там же есть конкретное политическое содержание. Идея, выработанная 12 октября, состоит в том, что ничего не произошло и РПЦ остаётся в тех пределах юрисдикции, что были и раньше, а это решение каких-то незаконных людей, раскольническое решение Константинопольского патриархата.

Идея в том, что и Кремль и вслед за ним синод не признали решение об автокефалии, и считают его не существующим. И они собираются всякие изменения юридические в отношении собственности, в отношении церквей и приходов на Украине рассматривать как незаконные действия некоторой враждебной силы (Константинопольского патриархата). В этом их идеология.

А. Плющев: На Совете Безопасности? Просто я себе даже не представляю, как это выглядит: сидит Совет Безопасности, Путин, Патрушев, кто ещё входит, сидят и на полном серьёзе обсуждают, что должен заявить синод?

К. Рогов: Я думаю, что именно так. Они же обсуждают вообще глобальный политический вопрос. Это с одной стороны выглядит странно, с точки зрения какого-то регулярного государства, что они собрали Совет Безопасности по такой проблеме. Но с точки зрения политических логик совершенно не странно: речь идёт о том, что принятое некогда Путиным решение об аннексии Крыма привело к довольно колоссальным последствиям, в частности, к утрате, вообще к исчезновению той конфигурации РПЦ, которая существовала в течение трёх с половиной веков. И которая есть одна из главных исторических составляющих элементов конституирующих российской традиционной государственности, и её вообще влияния на…

А. Плющев: Прошу прощения. Как это связано с Крымом?

К. Рогов: Почему вопрос автокефалии в принципе существует. Когда было принято решение об аннексии Крыма, этот шаг повлёк за собой цепь конфронтаций, событий, войны на Украине. Результатом чего в частности стало и изменение юрисдикции московского патриархата. Путин как бы привёл, решение Путина привело к огромному историческому изменению, к огромной потере некоторого статуса международного МП РПЦ, и это признать невозможно.

А. Плющев: Не признать.

К. Рогов: Нет, признать, что это есть следствие путинского решения необдуманного и чреватого, как и предупреждали очень далёкими последствиями. И кстати, московская патриархия была против этого решения, не гласно, но внутренне была против, потому что понимала цепь событий, которая развернётся на Украине, и что она потеряет значительную часть своей паствы и юридических полномочий.

Так вот, Совет Безопасности обсуждал этот вопрос, потому что это очень важный политический вопрос, потому что это вопрос об оценке деятельности Путина, исторической оценке. Одно дело, если мы говорим, что Путин вернул Крым, а потом ещё произошли какие-то события враждебные нам, на которые мы ответили. А другое дело, мы говорим, что Путин вернул Крым, но в результате мы потеряли вот это, вот это, в частности часть РПЦ разделилась на московскую и киевскую, и изменился статус РПЦ, который существовал в течение трёх с половиной столетий, и это из-за его решения. Поэтому они должны были выработать решение политическое, как не допустить вот такой интерпретации событий, как изменить картинку.

* Кирилл Рогов – политолог (Эхо Москвы, 16.10.2018).

** Фокус с РПЦ, изоляция от мира отлично вписывается в план Путина, и на следующем шаге станет сильным аргументом предложить ислам основной религией в России.