Керченский конфликт – манёвр против РПЦ (Невзоров)

Гундяев: же не манж па сис журУкраинцы обменяли буксир на Киево-Печерскую лавру. Военное положение ввели, чтобы пресечь митинги и протесты, которые может организовать Кремль.

Украинские власти вдруг на 5-й год войны, которую против них ведёт Россия, объявляют военное положение. Причём причитания кремлеботов о военном положении, которое позволит Порошенко что-то там нахимичить с выборами — это чистая глупость. Там не совпадают сроки: у Порошенко всё это в марте, а военное положение введено на 2 месяца. Там сознательно были названы эти цифры. Причём выбор тех областей, где вводится военное положение, тоже кажется необъяснимым. И никаких примет нормального военного положения, никаких призывных пунктов, конфискаций автомобилей, вообще никаких примет нормального военного положения.

Дело в том, что у Украины впереди интересный процесс — изъятие земель монастырей, церквей, всяких сушёных покойников и блестящих штуковин у попов РПЦ, так как у них по стране идёт автокефалия и надо выселить московских попов из Почаевской и Киево-Печерской лавр, и освободить от них прочие церковные здания и сооружения.

Организовать всякие возмущения, сходки, склоки, митинги и протесты разной степени экстремистичности Кремль вполне ещё в состоянии, у него длинные руки, и есть ещё желание и есть деньги. Запрещать и разгонять в нормальной ситуации протесты такого типа у Киева нет никаких законных оснований. То есть ему придётся столкнуться с тем, что в сложной для него ситуации, как бы созданных и замаскированных под местные и имеющих очень, я бы сказал, экстремистский окрас протестов, — Киеву придётся разбираться. Но как только будет объявлено военное положение, оно полностью развязывает руки, потому что любые сходки и выступления по любому поводу считаются абсолютно криминальными, пресекаемыми и разгоняемыми на законных основаниях. Области, в которых введено военное положение, тут насколько я понимаю, вычислены очаги, где заготовлены силы для создания этих прецедентов, скандалов.

Украина совершила, в общем, довольно интересный обмен: она махнула две «пироги» и баркас 74-го года выпуска на две как минимум лавры с неисчерпаемым доходным потенциалом, и, кроме того, лавры битком набитые золотом и всяким вполне ликвидным антиквариатом, это неплохой обмен. И от этого, надо сказать, вдруг запахло даже какой-то политикой, потому что теперь в условиях военного положения в стране, Киев может забрать эти лавры без всякого сопротивления.

Же не манж па сис жур

И надо сказать, что эта ситуация была понята правильно не только мной, потому что немедленно, как только раздались выстрелы и звуки таранов в Керченском проливе или рядом, раздался совершенно истошный вопль Гундяева. Впервые за много лет этот вопль стал абсолютно откровенным. В том, что он говорил и писал (там очень много букв, я повторять не буду), но смысл гундяевского обращения к стране был блестяще сформулирован ещё таким крупным богословом как Киса Воробьянинов, единственно, что Гундяев несколько видоизменил и это звучало примерно: «Аз есмь не манж па сис жур». Плохи дела у Кирилла.

Цитата патриарха Кирилла:
«Статистически сегодня большинство россиян говорят о своей принадлежности к православной вере, но статистическая принадлежность и реальное воцерковление – это разные реальности. Мы должны активно работать над тем, чтобы осуществлялось воцерковление нашего народа».

То есть Кирилл понял, что количество верующих слишком мало, и он хочет, чтобы оно из статистического превратилось в реальное. И ему можно тут посочувствовать, потому что в реальности верующих христиан 4% населения, которые регулярно несут свои рублики в церковь, и это, в общем, конечно, маловато для того, чтобы ежедневно менять брюлики на шапке. Это действительно недостаточно, поскольку после этой Керченской истории стало понятно, что любые надежды на украинские деньги рухнули окончательно, что это подготовка как раз зачистки пространства под автокефалию.

И вообще, Гундяеву плохо, потому что у него расколот бизнес, задрали конкуренты абсолютно, а сама РПЦ, как выяснилось, структура абсолютно левая и не имеющая права торговать магическими услугами, так как православные первой иерархии в XVII веке ей забыли выдать лицензию, а сейчас уже точно не дадут. И этот факт ставит под сомнение даже возможность регулярной откачки денег у этих 4% населения, потому что рано или поздно до них дойдёт, что церковь как бы немножко не такая, какая должна бы быть.

Деньги кончаются. Когда Гундяев требует увеличить количество верующих, и говорит: «Аз есмь не манж па сис жур», он, в общем, открыто жалуется на бедность, требуя реального воцерковления россиян. Вот до него тоже дошло, что реальные цифры и статистические не имеют ничего общего. Обратите внимание, совсем недавно он говорил гораздо нежнее и гораздо завуалированней, на каком-то сборище МВД, куда его пригласили, он тревожился, все ли правоохранители смогут найти дорогу к храму.

Начало: Керченский таран – как бараны на «Новые Ворота» (Невзоров)

* Александр Невзоров / Эхо Москвы / 28.11.2018