Эволюция режима Путина

Эволюция режима в ретроспективе 20 лет.

9 августа 1999 года — назначение В.В. Путина исполняющим обязанности премьер-министра России, и, как весь народ немедленно понял, преемником. Момент, когда люди возрадовались, что пришёл жёсткий мужчина, употребил слова «мочить в сортире», вроде как трезвый в отличие от пожилого нетрезвого Б.Н. Ельцина. Все ждали возрождения страны. Тут нефть поднялась, всё заколосилось немедленно, всё замечательно. Даже либералы возрадовались, был лозунг: «Путина — в президенты, Кириенко — в думу». Вот они все вместе до сих пор, а либерализма нет. И демократии нет.

2000 год: нам вернули советский гимн. Вот всё на этом кончилось. Мы не поняли ещё тогда. Мелодия диктует здесь характер режима.

2001 год: разгон НТВ. Тоже достаточно символическое действие.

2003 год: арест М.Б. Ходорковского и поражение демократических партий, сопутствующее этому, они не прошли в парламент. Это уже совсем зрелый путинский режим, но ещё не кушавший оппозицию.

Дальше всё: государственный капитализм, новые олигархи, передел собственности под новых олигархов, под условного большого, коллективного Сечина.

2007 год: «Мюнхенская речь», программа действий: мы отделяемся от мира (и пацан сказал — пацан сделал; мы отделились от мира немножко позже). И вот эти все попытки писать программу авторитарной модернизации, вот Путину подарили «стратегию 2020».

2012 год: первое с чего он начал — ужесточил законодательство о митингах после Болотного дела. Дальше всякие «Закон Димы Яковлева», иностранные агенты, нежелательные организации — несколько десятков таких законов, в том числе, помеченных всякими фамилиями типа Яровая и так далее.

А потом всё, у него развязаны руки совсем.

2014 год: он теперь ни миру не должен, ни внутренней фронде ничего не должен после того, как он в 2014 году взял Крым. Всё. После этого всё дозволено. А как было возможно взять Крым? Бога нет — всё дозволено; Крым взял – всё дозволено. По такой схеме мы теперь и живём. Поэтому удивляться тому, что режим становится более жестоким, наверное, не приходится.

2019 год: разгон мирного протеста в Москве. Назовём это ещё одним каминг-аутом Кремля — ну, вот теперь будет так. Вы думали, что мы не способны на репрессии, теперь вы видите, мы долго это скрывали, но вы так себя ведёте, что нам пришлось раскрыться, обнажить приём, как говорят в литературоведении. Всё. Так будет с каждым, кто полезет на нас всерьёз.

Эволюция за 20 лет

Вначале путинский режим был более вегетарианским, то есть он уже был мясоедским, но в меню иногда предпочитал какие-то блюда растительного происхождения. Была информационная диктатура, которая давит людей пропагандой или покупкой голосов, теперь давит уже средствами репрессивными, средствами государственного террора. Режим созрел для того, чтобы быть информационно-репрессивным. Новая стадия. Движемся дальше к 2024 году в этом уже состоянии. Поэтому думать, что полиция, Росгвардия, ФСБ будут вести себя более деликатно – нет. Тем более уже есть прецеденты. Машина почувствовала запах крови, и по этому запаху крови будет действовать дальше, может быть ещё более жестоко.

Нет выборов. Задача не в том, чтобы уничтожить институт выборов, этот авторитаризм ещё мнит себя электоральным. Но выборы не должны быть выборами, то есть настоящих кандидатов на выборах не должно быть ни при каких обстоятельствах.

Нет партийной системы. Нету партий в стране. Даже если вы называетесь КПРФ — это не партия, а подразделение администрации президента, отвечающее за левый электорат.

Нет закона. Власть не обращает внимания на закон. Уголовный закон употребляется не так, как в нём написано. Они нарушают закон, неправильно квалифицируют действия протестующих. Они нарушают Конституцию. Они нарушили всё что угодно. Они извратили смысл статьи о нарушении избирательных прав граждан. Всё перевернули с ног на голову. Авторитарные режимы дозревают до этого рано или поздно.

Отдельная история — социально-экономическое положение РФ при Путине и полностью огосударствленной экономике, которая живёт на ренту, где почти уничтожен средний и малый бизнес, где основным доходом становятся социальные выплаты.

Продолжение: Гражданское общество возрождается
* Андрей Колесников / Особе мнение / 08.08.2019